Как выглядит здоровая семья, а как — проблемная

Как выглядит здоровая семья, а как — проблемная

В каждой семье есть свои трудности, свои проблемы, помешавшие дать детям необходимое для счастливой жизни воспитание. Так что не спешите сожалеть, что вам не довелось родиться в исключительно «правильной» семье. Беспроблемных семей просто не бывает.

Многие молодые люди вступают в брак, имея опыт жизни либо в неполных семьях, которые часто состоят из вечно занятой на работе мамы и бабушки, или в семьях, основанных на «принципах соседства», лишенных примера теплых, выстроенных отношений между супругами. Как в таком случае строить собственную семью, что считать нормой, а что нет, на что ориентироваться и к чему стремиться, а от каких привычных установок, впитанных в родительском доме, пора отказаться как от разрушительных? На этот вопрос отвечает новая книга психолога Валентины Москаленко «Когда любви “слишком много”. Что мешает моему счастью». Публикуем отрывок из книги.

Здоровые и проблемные семьи — в чем разница?

Валентина Дмитриевна Москаленко начинала как врач-психиатр, провела ряд исследований в области генетики психических заболеваний, а затем стала психиатром-наркологом и уважаемым христианским психотерапевтом. Методики многих выдающихся западных христианских психологов были не просто восприняты ею из уст в уста, но переработаны и адаптированы к нашей традиции.

Какова же она, здоровая семья?

Когда я говорю «здоровая семья», я имею в виду, разумеется, не столько физическое здоровье, сколько нормальные взаимоотношения между ее членами, хотя одно с другим связано. Психологи называют такую семью функциональной.

Члены такой семьи:

  • открыто общаются между собой и слушают друг друга;
  • поддерживают друг друга;
  • учат уважать других;
  • доверяют людям;
  • ценят чувство юмора и не отказываются от игр и развлечений;
  • понимают, что такое разделенная ответственность;
  • учат детей различать хорошее и плохое;
  • дорожат принадлежностью к семье, ее традициям и ритуалам;
  • уважают потребность каждого в уединении; ценят заботу друг о друге;
  • любят вместе проводить свободное время;
  • умеют распознать свои проблемы и не боятся обратиться за помощью;
  • встречаются все вместе за столом, чтобы пообщаться.

В функциональной семье ребенка ценят просто потому, что он родился. Ни один член семьи, ни один человек за ее пределами не считается более ценным, чем ребенок. В то же время родные ценят его не больше, чем любого другого человека. Все члены семьи равноценны.

Дети впитывают уважение своих родителей к себе. Малыш знает: «Я родился ценным существом. Этого мне достаточно. Как хорошо быть самим собой». На этой уверенности позже будут построены самоуважение, собственная самооценка. Как родители ценят детей, так они и будут к себе относиться в будущем.

С первого взгляда кажется, что понятие «ценность личности» слишком абстрактное. Но посмотрим, как оно может проявляться в самых простых, ежедневных событиях. Недавно в парке, около стадиона, меня окликнула знакомая барышня лет семнадцати. Поздоровались, я спросила, продолжает ли она заниматься спортом. Она ответила не задумываясь: «Я достаточно высоко ценю себя, чтобы бросить спорт». Это было сказано с некоторым юношеским апломбом, но понятно, что в многодетной семье, где выросла эта девушка, ценность личности каждого ее члена не подлежит сомнению.

Такое отношение формируется с детства. Вот наступает время, когда ребенку пора ложиться спать. Одна мама спокойно скажет: «Дочка, уже половина девятого. Тебе пора спать». «Я не хочу спать», — упрямится девочка. «Я понимаю, что ты не хочешь идти в постель. Но это нужно сделать, тебе только восемь лет, а детям надо много спать. Завтра у тебя будет непростой день».

А другая мама скомандует: «Марш в постель! Меня не интересует, хочешь ты или не хочешь!» Мы видим, что первая мама проявила уважение к ребенку: она показала, что слышит дочку, понимает, чего та хочет и не хочет, как малышка себя чувствует; она объяснила причины своей настойчивости, правила для детей и т. д. Такое поведение мамы в конце концов воспринимается ребенком как забота о нем. Если эту девочку будут последовательно воспитывать в том же духе, то, став взрослой и выйдя замуж, она вспомнит, что при любых разногласиях можно обсудить варианты с супругом, поделиться властью и достичь какого-то компромисса.

Реакция второй мамы продемонстрировала, что желание или нежелание ребенка не имеет для нее значения. Малыш усваивает, что говорить с мамой честно о своих желаниях не стоит. Если же настаивать на своем, мама еще и добавит: «Ах так? Не хочешь идти спать? Тогда я лишаю тебя вечерних прогулок во дворе на всю неделю». Эти катастрофические для ребенка последствия совершенно несоразмерны его «преступлению». И он заучивает следующий урок, очень прочный, как и все уроки, полученные в раннем возрасте: только поведение определяет мою ценность в глазах родителей, а сам-то я ничего не стою.

В здоровой семье дети всегда защищены. Защищенность и безопасность — краеугольные камни выживания. Обязанность родителей — обеспечить детям безопасность, а в случае угрозы защитить их. Речь не идет о сверхопеке. Дети должны быть защищены от грубого поведения того, кто может нанести оскорбление телу или душе. Тогда у них появляется представление о внутренних границах, не позволяющее и им, в свою очередь, кого-либо обидеть. Если ребенок имеет право на защищенность его внутреннего мира, значит, каждый человек имеет это право. У него формируется понятие о чувствительности, ранимости других людей.

Если у ребенка нет понятия о границах своего суверенитета, он становится очень уязвимым, его легко ранить, он может пойти навстречу опасности, не замечая ее, он крайне доверчив. Во взрослой жизни это качество его подведет. Для сравнения представьте себе, что у автомобиля выключены предупредительные огни. Одна встреча с обидчиком, другая, а дальше — полная утрата доверия, и вот уже для защиты от людей выстроена стена, за которую спрятался ранимый человек.

Легче всего показать этот механизм на примере нарушения физических границ. Допустим, ребенок не знает о том, что чей-то двор имеет границы и что частную собственность нужно уважать. Тогда он, сокращая путь домой, может пройти через двор соседа, повреждая грядки и клумбы с цветами. Естественно, что хозяин двора возмутится, возможно, накричит на ребенка, оскорбит его. Как в этом случае должна поступить мама? Взяв малыша за руку, стоит пойти к соседу, извиниться за вторжение в его двор, обещать научить ребенка соблюдать границы. В то же время мама может показать, что не одобряет грубых слов соседа. Таким образом она ограждает ребенка от повторения подобных действий, дает понять, что другие люди очень чувствительны. Усвоив урок о ранимости других, ребенок начинает соблюдать их границы и учится осознавать свои собственные.

В здоровой семье удовлетворяются психологические потребности каждого ее члена. Естественно, что потребности в еде, медицинской помощи, образовании и т. п. тоже уважаются. Каждый чувствует свою принадлежность к семье и буквально «кожей ощущает», что он дорог.

Если у кого-то возникает необходимость почувствовать свою независимость, ему предоставляется такая возможность, он может делать свои собственные ошибки и его не стыдят за это. Такая родительская стратегия наверняка поможет детям, когда они входят в подростковый возраст.

Каждый член здоровой семьи имеет возможность расти духовно. В то же время он может развлекаться, играть даже в «глупые» игры, дурачиться.

Все чувства в такой семье могут быть высказаны или выражены как словами, так и без них, естественно, в приемлемой, цивилизованной форме. Допускается выражение всех чувств, включая гнев, досаду, ненависть — за них не упрекают, не устраивают бойкотов, а стараются разобраться.

Восьмилетняя Маша не очень заботилась о форме выражения своих чувств — был момент, когда она заплакала, закричала, упала посреди комнаты и стала биться ногами об пол, как трехлетний ребенок. Одна мама рассказала мне о том, как нашла верное средство воздействия на своих детей в подобных ситуациях: «Пока я кричала на дочку: „Прекрати! Ты ведешь себя как глупая маленькая девочка. И тебе не стыдно?“ — ничего не помогало. Но однажды я подошла к ней и взволнованно спросила: „Скажи мне, что с тобой происходит, что заставило тебя упасть на пол и так сильно биться, что вынуждает тебя так плакать и поднимать крик?“ У дочери сразу высохли слезы, она поднялась, обняла меня и начала сбивчиво рассказывать, что девочки назвали ее ябедой и как это было несправедливо».

Что же случилось? Почему изменилось поведение девочки? Весь секрет в том, что мать приняла как должное ее «ужасное» поведение с проявлениями гнева, отчаяния и т. п. Для девочки этого возраста ничего из ряда вон выходящего в таком поведении не было. Признать право ребенка на проявление своих чувств и помочь ему найти приемлемые формы их выражения — вот и все, что нужно.

Если в семье есть повторяющиеся проблемы, они разрешаются усилиями всех ее членов. Если имеется предрасположенность к таким болезням, как алкоголизм, депрессия, родные не замалчивают эти проблемы, а свободно обсуждают их, обращаются за помощью к специалистам, если это нужно.

Детей любят и не тяготятся ими. Родители выслушивают их, а не читают нотации. В то же время родители заботятся о себе, уделяют внимание своим взаимоотношениям, что дает детям хорошую модель для построения их отношений с людьми.

В здоровой семье уважают границы личности каждого ее члена. Каждый отвечает за свои действия, и другие не считают, что должны брать на себя всю ответственность за поступки родных. В то же время семья чувствует себя сплоченной. Это выражается в том, что в ответственные моменты жизни, как радостные, так и печальные, члены семьи собираются вместе.

Как выглядит здоровая семья, а как — проблемная

Вы можете себе представить, чтобы на свадьбе не присутствовал один из родителей жениха или невесты, если они живы? Я не могу представить. А если такое случается, мой опыт работы с семьями говорит о том, что это дурное предзнаменование. Плохо, если кто-то из родителей не захотел прийти на свадьбу собственного ребенка. Не лучше и ситуация, когда родителя на нее не пригласили. А почему на похороны собираются все родственники? Сплоченность семьи помогает перенести горе. К важным событиям можно отнести, например, и спортивное соревнование, в котором участвует ребенок, или другое важное общественное событие. Как мальчишке пережить тот факт, что на футбольном матче, где он вратарь, отцы других ребят присутствовали, а его собственный не пришел?

В здоровой семье родные разговаривают непосредственно друг с другом, прямым и открытым образом — не сплетничают, не шепчутся за спиной, не используют других людей для передачи информации.

Члены семьи разделяют чувства друг друга, но не подавляют один другого, смело смотрят правде в глаза. В то же время они умеют посмотреть на проблему как бы со стороны, отстраненно.

Советы здесь дают только в том случае, когда кто-то об этом просит, когда такой разговор уместен. Детей поощряют бороться с трудностями собственными силами, чтобы они не нуждались в родителях каждую минуту, а прокладывали в жизни свои собственные пути. Им разрешают выбирать, что делать, что носить и т. д.

Оглянитесь вокруг, вспомните — много ли вы знаете таких семей? Вряд ли вы ответите утвердительно. Но я точно знаю, что они есть.

Проблемная семья

Возможно, вы думаете, что написать эту главу проще простого: подставить частицу «не» ко всем определениям предыдущей — из здоровой семьи получится нездоровая. Однако все гораздо сложнее.

Помните, с какой фразы Лев Толстой начинает роман «Анна Каренина»? «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Нездоровую семью психологи называют дисфункциональной. Дети, выросшие в таких условиях, воспроизводят модель родительских взаимоотношений в своих собственных семьях. К дисфункциональным относятся те семьи, в которых не принято обсуждать имеющиеся проблемы; не принято открыто проявлять чувства; в них преобладают непрямые коммуникации (допустим, мать просит сына передать отцу нечто важное).

В таких семьях часто можно услышать:

  • будь сильным, хорошим, правильным, совершенным;
  • живи так, чтобы мы гордились тобой;
  • не будь эгоистом;
  • делай так, как я тебе говорю, а не так, как я делаю;
  • нечего тратить время на игры и забавы;
  • не раскачивай лодку, сохраняй имеющееся положение вещей;
  • не выноси сор из избы.

Главные правила нездоровой семьи содержат три «не»: не говори, не чувствуй, не доверяй. В таких семьях подавляются естественные движения души, запрещается искреннее выражение чувств. Это семьи, основанные на подавлении одних членов семьи другими. В роли угнетателей часто выступают родители, а дети становятся угнетаемыми.

В одной семье девочку восьми лет поставили на колени за то, что она рассердилась на мать. На всю жизнь ей был преподан урок о том, что она не должна испытывать чувство гнева. Заодно девочка научилась перекрывать и другие чувства, которые принято называть положительными. Отказ чувствовать для нее — способ избегать душевной боли.

Родители в дисфункциональных семьях часто находятся в натянутых отношениях друг с другом. Они или дерутся, или ссорятся, а потом молчат неделями. Война — перемирие — снова война — короткий мирный договор — подготовка к новым набегам.

Зато правила в нездоровых семьях незыблемые, закосневшие. От каждого требуют ни больше ни меньше, как быть совершенством, забывая, что таких людей просто не существует в природе. Начинаются эти требования вроде бы с незначительных замечаний: «Не реви. Хорошие девочки (мальчики) не плачут». И вот уже этот укол достиг детской души — ребенку дали понять, что он не относится к „хорошим“». Вся его дальнейшая жизнь может быть потрачена на то, чтобы опровергнуть это заявление родителя.

Как выглядит здоровая семья, а как — проблемная

Такие родители считают, что собственных потребностей у ребенка быть не должно. Нередко в проблемных семьях один из родителей злоупотребляет алкоголем, а где алкоголь, там и насилие. Причем насилие может быть как физическим (побои), так и словесным (оскорбления).

В семьях алкоголиков дети иногда берут на себя роль «героя семьи». Вот вам живой пример. Беседую с десятилетним сыном женщины, больной алкоголизмом. Умный мальчик, положительный во всех отношениях (не надо думать, что у женщин с этой болезнью рождаются только умственно отсталые дети, это неправда). Этот мальчик сам ведет хозяйство, ухаживает за младшей сестренкой, хорошо учится. Спрашиваю: «Что ты делаешь, когда у мамы обостряется ее болезнь?» «Ну, я тогда за старшего в доме. Я на нее покрикиваю, да только не помогает».

Перед лицом трудностей дети быстро взрослеют и развивают в себе чувство ответственности. Поведение мальчика можно назвать образцовым. Он поменялся с мамой ролями: стал для нее родителем, а мама — опекаемым ребенком. Что же плохого в том, что он стал хозяином и «героем семьи», и все положительные черты выпукло обозначились в его характере? Плохо, что этот результат все же был реакцией на беду в семье, что он вынужден был стать героем семьи, больше ведь некому. Но мальчики должны быть мальчиками, всему свое время. У нашего героя нет детства: он сразу начал жить как взрослый. Не наигравшись в детстве, легко сломаться во взрослой жизни.

Довольно часто мальчики реагируют на семейное неблагополучие поведением типа «бунтовщик». Не обязательно причиной становится тяжелая болезнь родителя. Семейное неблагополучие заключается уже в том, что дома никто не спрашивает: «Как ты себя чувствуешь?» Бунтовщики презирают все, что происходит вокруг, они пытаются противиться зачаткам установленного порядка. Но настоящего порядка в проблемных семьях мало, жизнь напоминает скорее хаос, чем размеренный ход событий, соблюдение установленных норм. Драчуны, циники — все это бунтовщики. Они испытывают недостаток внимания, принятия и одобрения в своем доме. Их мало любят.

Девочки своим поведением часто пытаются все уладить, изменить ситуацию к лучшему и становятся если не «героями семьи», то «миротворцами» — всех бы они помирили, сами же боятся нашалить, чтобы не рассердить своих суровых родителей. Их жизнь скована, в ней нет места свободным порывам души. Вот они и вырастают в будущем «закомплексованными» подростками.

Некоторые люди, выросшие в неблагополучных семьях, испытывают трудности с завершением задач, планированием своей жизни и принятием решений. У них не было практики в таких делах. Никто из родных не позвал их однажды и не сказал: «Садись, дочка. Ты уже можешь выучить английский алфавит. Давай разделим его на части. Вот тебе задание на сегодня». По мере овладения задачей девочка получала бы поддержку, одобрение. И дело бы пошло. Она научилась бы не только английскому языку, но и умению делить сложное на части, планировать свои силы и возможности, в конечном счете, принимать самостоятельно решения. Проверочным инструментом был бы самоанализ.

Бывают противоположные примеры. Дети, выросшие в неблагополучных семьях, проявляют крайне сильное стремление к достижению успеха. Они умеют работать в определенных областях, но сколько бы они ни сделали, им все равно мало. Они «трудоголики». Единственное, что им не удается, — это успокоиться, удовлетвориться достигнутым хотя бы ненадолго. Им не хватает веры в то, что они сделали что-то значительное. Часто им не по силам достичь успеха в построении интимных отношений. Мешает низкая самооценка.

Взрослые люди, выросшие в проблемных семьях, не всегда знают, чего они хотят. А когда осознают свои желания, не всегда знают, как попросить других удовлетворить их, не испытывая при этом чувства неловкости, вины или стыда. В моей практике мне встречалось много людей, считавших свой брак неудачным. В этих отношениях не только мужья ничего не делали для удовлетворения потребностей женщин, но ни женщины, ни мужчины не могли даже сформулировать, что же они хотят. Они неопределенно выражали свои желания: «Хотелось бы, чтобы он(а) был(а) внимательнее ко мне, чтобы помогал(а)». Как потом выяснялось, супруги никогда не говорили друг другу о своих желаниях.

Эта особенность может быть результатом воспитания в дисфункциональной семье, в которой с эмоциональными потребностями ребенка поступают следующим образом: или никогда не позволяют делать что-либо самостоятельно; или подвергают детей нападкам, по меньшей мере словесным, за то, что они выражают какие-то желания; или просто игнорируют их желания.

Помню одну семью, где росли две сестры — семилетняя Наташа и трехлетняя Люся. Оба родителя работали. Случилось так, что они не могли отдать детей в детский сад. Тогда Наташа стала нянчить младшую Люсю — слишком большая ответственность для семилетней девочки! Наташа все время боялась, что не уследит за сестрой и получит нагоняй от мамы. К тому же ей так хотелось поиграть с девочками своего возраста, покататься на велосипеде, но на ней — забота о сестренке. Наташа была поставлена в положение ответственной, что не соответствовало ее возрасту. Поэтому она выросла не по годам серьезной, требовательной, ее называли «мать-командирша». С другой стороны, младшая сестра Люся росла избалованным ребенком, которому позволялось вести себя как угодно, проще говоря — как маленькой. Когда ей исполнилось восемь лет, она позволяла себе такие проявления гнева, которые обычно свойственны двухлетним, и некому было противостоять этим капризам. Ее все любили, она была окружена вниманием, и никто не объяснил девочке, чего от нее ожидают, никто не показал, какими могут быть уместные формы проявления своего настроения. Люся осталась эмоционально незрелой, своей жизнью она никогда не управляла, достаточно было заглянуть в ее спальню — сплошной хаос. Такая же путаница свойственна была и ее отношениям с мужчинами. Ни одна из сестер не могла жить в соответствии с возрастом. Обеим девочкам не уделяли достаточно внимания, времени, родители не руководили их взрослением.

Дисфункциональные семьи не умеют ни сами разрешить свои проблемы, ни обратиться за помощью к другим, потому что живут в изоляции и тратят все силы на поддержание ложного образа сплоченной, благополучной семьи. Иногда такие семьи называют фасадными, или псевдоблагополучными.

Естественно, что в атмосфере нездоровых семей трудно расти духовно. Люди, имевшие такой опыт, имеют полное право сказать: «В детстве у меня не было детства». Это, конечно, очень грустно, но повторю еще раз: наше прошлое не приговор. Анализируя себя, развитие своей личности, мы скорее поймем, откуда в нас, допустим, стремление командовать (неуважение внутренних границ) или желание угождать другим и вечная неловкость при высказывании собственных просьб (игнорирование потребностей ребенка).

Поняв истоки своих особенностей, мы можем над ними «поработать». Результатом наших усилий может стать улучшение собственного самочувствия и жизни следующих поколений.

Иногда сын или дочь, выросшие в нездоровых семьях, заявляют: «В моей семье все будет по-другому. Я не повторю ошибок своих родителей». Чем эмоциональнее они повторяют эти слова, тем вероятнее, что в их собственных семьях будет много проблем. И построить здоровые отношения им будет трудно. Почему?

Видите ли, здоровую семью строят зрелые личности. Для достижения зрелости нужно пройти этап здоровой сепарации, т. е. психологического отделения от родителей. Когда звучат такие заявления: «Только не так, как у моей мамы, я постараюсь, чтобы у меня все было наоборот», это означает, что человек еще не отделился от родителей. Привязка к родителям слишком прочная, хотя и окрашена негативными чувствами. Возможно, дочь или сын все еще инфантильные, не вполне взрослые люди.

К сожалению, сейчас появляется все больше неполных семей, когда один родитель, чаще мама, воспитывает детей без супруга. Всегда ли такая семья становится дисфункциональной? Нет. Все зависит от семейных правил и взаимоотношений. Само собой разумеется, что отсутствие одного из родителей не является благом для ребенка. Однако и в таких семьях возможны гармоничные взаимоотношения.

В норме дети проходят три стадии отношения к родителям. С младенчества до начала пубертата (13–14 лет) они воспринимают их восторженно. В глазах ребенка родитель стоит на пьедестале, ну прямо как герой. Затем в подростковом возрасте дети переходят в оппозицию, критикуют старших, отдаляются от них и сближаются со сверстниками. В этот момент происходит снятие или даже свержение родителей с пьедестала. Затем по мере взросления формируется спокойное, рассудительное, уважительное отношение. Взрослые дети понимают, что их родители не идеальные, не совершенные — в мире нет совершенства. У родителей есть своя реальная биография, определенные условия жизни. Они выживали в трудных обстоятельствах и делали все, что могли. С ними можно дружить, ладить. Теперь они больше нуждаются в заботе. При таком отношении чувства к родителям спокойные — любовь и уважение. Вот теперь сын или дочь готов(а) строить свою семью.

И в заключение. Я считаю, что эти классификации, деления на функциональные и дисфункциональные семьи верны лишь приблизительно, это схема. Но с помощью классификации мы можем легче ориентироваться.

В каждой семье есть свои трудности, свои проблемы, помешавшие дать детям необходимое для счастливой жизни воспитание. Так что не спешите сожалеть, что вам не довелось родиться в исключительно «правильной» семье. Беспроблемных семей просто не бывает.опубликовано econet.ru.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий